?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Про сказки. Это очень личное восприятие сказок. Про общее, понятно, лучше Проппа и Толкиена я не скажу.
Сказка – это конструктор. Она не претендует на оригинальность. В сказке есть узнаваемые приемы – вот превращение, вот повторения «бабка за дедку, дедка за репку», вот волшебные помощники, вот проверка на добродетели, вот три брата, вот ужасный дракон. Вопрос в том, что каждый рассказчик собирает этот конструктор по-разному. Чтобы ему самому было интересно. Из-за этой пересборки даже один и тот же сюжет может выглядеть по-разному. Например, в  сказке про «мерзни, мерзни, волчий хвост» в сборнике Афанасьева в одних вариантах лиса выглядит злобной плутовкой, а в других справедливым мстителем. Сказки, в какой-то степени, живые. При пересказе они изменяются, эволюционируют, приспосабливаясь к тому, что происходит к голове рассказчика, распространяются, увлекая других. Сказка не может быть принципиально новой, она всегда связана со своими предшественницами, но никто и не должен ожидать от нее этого. Сказка хороша узнаванием, главное, чтобы это было узнавание, а не калька.
Сказка требует участия слушателя. Активного внимания, интереса, сопереживания, в идеале «заражения» собой, чтобы слушатель потом стал пересобирать из ее элементов свои сказки. Причем захватывают в первую очередь отдельные образы, те, которые находят внутренний отклик. Если вы любите лис, вам будет интересно послушать сказку о лисе-оборотне, если вы любите готических красавиц, вам заинтересует облик Белоснежки, если вам нравится стимпанк, у вас в голове возникнет яркий и неожиданный образ медного царства. А если вы не любите глумиться над придурками и живые предметы утвари, сказка про соломинку, уголек и кто там еще был вряд ли вас зацепит. Кроме того, образы сказок часто минималистичны, они предполагают додумывание и достраивание слушателями. Про ту же Белоснежку мы знаем, что она красавица и что она понравилась гномам. И можно самостоятельно представить какой она была (а потом и собрать из этого другую сказку) – трудолюбивой диснеевской принцессой или инфернальной геймановской вампиршей.
Сказка – это вопрос восприятия. Один и тот же сюжет можно воспринимать и не воспринимать как сказку. «Войну и мир», например, можно прочитать как сказку, если ваше внимание милостиво выпускает все философские рассуждения и прискорбно не сосредотачивается на достижениях писателя. Обязательная мораль сказки – позорная опухоль восемнадцатого века. Сказка может, но совершенно не обязана чему-то учить. Дети, которые очень рано читают «Мастера и Маргариту», воспринимают ее как сказку с чертями и ведьмами. И это прекрасно, особенно пока это не мешает вам воспринимать разные серьезные литературные произведения и другими способами. Опять же, что-то легче, что-то сложнее, в зависимости от количества «узнавательных» элементов. «Улисса», конечно, тяжеловато.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
acidica69
Oct. 22nd, 2014 02:28 pm (UTC)
Да, Улисс - действительно, совершенно долбанутая сказка)
Что мне всегда нравится в сказках, что их можно менять и придумывать свой конец, который кажется более правдивым и настоящим, если что-то не устраивает. И они более интерактивны, чем большинство других жанров. Не случайно дети сначала могут играть в сказки, которые им читают на ночь родители)
( 1 comment — Leave a comment )

Отражение

lynx
varezka
хитрость Неба, колдовство Земли

Tаgs

Powered by LiveJournal.com