?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Несколько невычитанный. И видимо непонятный. Если вы сподобитесь его прочитать и написать мне, действительно ли вам все непонятно, будет круто. А для меня-то это была гностическая история про освобождение.

Туман на болотах

 And this is why I sojourn here,

Alone and palely loitering,

Though the sedge is withered from the lake,

And no birds sing.

John Keats, “La Belle Dame sans Merci”

Вдоль тропы все было подернуто серебряной дымкой, с оголенных веток срывались тяжелые капли воды, а ягоды рябины тревожно горели в тумане. Ричард всегда брал отпуск в октябре и уезжал куда-нибудь далеко к старым руинам, пустошам и болотам. Сейчас он снял комнату в маленьком отеле городка Бакфастлейт и каждый день отправлялся гулять. Ричард приехал сюда, чтобы посетить родину легенды о проклятье и зловещем псе, которая легла в основу «Собаки Баскервилей». Но подсмотренные в дешевом кино байки местных жителей и прочие развлечения для туристов страшно разочаровали его. Этот отсыревший городок с цветными плакатами и кафе домашней кухни был лишен воздуха точно также, как и все прочие.
Уже несколько лет Ричард был одержим образом Дикой Охоты. Когда ветер октября начинал завывать между домов, он видел сны, о том, как неудержимые зловещие всадники похищают его душу, и просыпался в страхе, но и диком неописуемом восторге. Его психолог советовал поменьше увлекаться романтической литературой и старыми балладами, съездить на море и сменить работу. Ричард не слушал его и в глубине своей души надеялся в своих странствиях встретить волшебных гончих, способных унести его прочь. Во сне глаза всадников горели словно звезды, они приходили с ветром, такие легкие и величественные...
Он искал. Отправившись в Шотландию, Ричард скупал детские книжки с мифами и ставил выпивку старичкам, способным рассказать ему о Ку Ши — псах из холмов. В Уэльсе - скитался за полоумным исследователем фольклора, который рассказывал много удивительного о Кун Аннун — гончих подземного мира. Британия была наполнена легендами о зловещих псах и пропавших людях, и Ричард пытался прикоснуться ко всем.
Теперь он продолжал свои поиски у могилы сквайра Кабелла, который продал душу Дьяволу и преследовал людей в облике призрака в окружении черных собак. Кружки и футболки с придурковатыми хеллхаундами убеждали что ничего удивительного тут быть не может. И все же Ричард продолжал бродить вокруг города, бледный и одинокий, пока не замерзал в холодном тумане.



Он выучил все волшебные запреты и каждый раз стремился нарушить их. Он не носил железа, выходил в ночь на Самайн один за пределы города, но встречал лишь пустоту, тишину и пожелтевшие травы.
Вот и сейчас болота были безучастны, стебли вереска холодны и запутаны. Печально пересвистывались птицы. Туман незаметно превратился в мелкий дождь, а потом в проливной ливень. Ричард надвинул шляпу на лоб и, не торопясь, побрел к городу. Он совсем промок, когда свернул в первое попавшееся кафе. Там никого не было, кроме мрачноватой официантки с бейджиком «Кэт».
- Принесите мне чего-нибудь горячего и сырного супа, - попросил Ричард и выругал себя за то, как жалобно это прозвучало. Кэт молча кивнула.
- Ну что же это такое, - из кухни выбежал мужчина с экзотической внешностью то ли опереточного злодея, то ли цыгана, - Не обращайте на нее внимания, она так не радушна! Снимите это вымокшее пальто и садитесь поближе к камину.
- Ричард кивнул, чувствуя себя увереннее с молчаливой официанткой, и сел рядом с жарко натопленным камином, которого сперва и не заметил. Вскоре ему принесли горячий чай с брусникой и приготовленный по всем правилам французский луковый суп. Ричард хотел было сказать, что заказывал сырный, но не решился спорить. Это плохо у него получалось. К чаю хозяин подал китайские печенья с предсказаниями. Ричарда они всегда раздражали, но не скандалить же из-за этого...

Еда была невесомой и вкусной, от нее по всему телу разливалось мягкое янтарное тепло. Ричард, как ему показалось, на время задремал. Сквозь сон он видел женщину в узорчатом кимоно и бородатого человека в волчьей шубе, но проснувшись решил, что это ему приснилось. В руке Ричард обнаружил полоску бумаги из печенья, на которой немного небрежным почерком было выведено: «Ты встретишь свою судьбу».
- Я хотел бы зайти к вам завтра, - робко сказал молодой человек хозяину перед уходом.
- О, - сокрушенно ответил тот и его шикарные брови взлетели вверх, - Боюсь завтра все места заняты, Хэллоуин, понимаете... Будут очень важные гости.
- Понимаю... - почему-то сказал Ричард.
На следующий день он снова отправился на болота. Ричард не верил в предсказания, но надеялся, что что-то должно случиться. Туман стал гуще, Ричард постоянно натыкался на хищные ветки, стремившиеся сорвать с него шарф или разодрать пальто. Под ногами в некоторых местах начинало неприятно чавкать. Ричард задумался, как страшно, должно быть, умирать в болоте, когда тебя медленно поглощает трясина, ты сопротивляешься, но увязаешь все глубже. Такой ему всегда казалась жизнь — отчаяньем, несвободой, неизбежностью, негостеприимным голодным болотом, одиноким скитанием в тумане. Ричард поежился. И вдруг услышал пение.

Она была удивительно хороша в приталенном пальто цвета увядающего вереска. Рябиновые губы были приоткрыты. Чарующий голос сирены выводил песню без слов. У незнакомки было игривое лицо феи, почти прозрачная кожа и дикие дышащие страстью изумрудные глаза.
- Здравствуй, - она обернулась к Ричарду, лукаво щурясь, а может просто вглядываясь в туман.
- Здравствуй, - растеряно ответил он.
Она подошла и взяла Ричарда за руку.
- Как тебя зовут? - спросила девушка, удивительными своими глазами проникая в самую его душу.
- Ричард... - завороженно прошептал он, никогда не видевший и не чувствовавший ничего подобного.
- Меня зовут Бель, - улыбнулась незнакомка.
- Как в мультике? - почему-то спросил Ричард.
- Как в мультике.
Девушка взяла его за руку и повела через болото. Они говорили, как будто хорошо друг друга знали, но давно не виделись. Небо прояснилось, в нем горели холодные звезды. Туман клубился у самой земли, так, что казалось, будто они идут по воде. Засохшие плющи образовывали причудливые арки, сияя каплями прошедших дождей. Ричард никогда не видел этого места. Вдалеке сияли синеватые болотные огни, а Бель махала им изящной, как бутон лилии, рукой, словно старым друзьям.
- Пойдем ко мне, - просто предложила она, когда Ричард совсем замерз.
И он не смог отказаться.
Дом стоял, как будто, посреди болота, и его первый этаж почти полностью ушел под землю. Он выглядел немного ненастоящим, словно сошел с иллюстрации к сказке, — остроконечная крыша, замшелая черепица, зеленоватые окна, тяжелая дубовая дверь. Бель открыла ее огромным бронзовым ключом и ввела гостя в коридор, освещенный лампами в изумрудных стеклянных абажурах. Проходя мимо одной из дверей Ричард заметил бледного юношу, стоящего, прислонившись лбом к оконному стеклу.
- Твой... брат? - предположил Ричард.
- Нет, - Бель загадочно улыбнулась, - Просто у меня здесь... вроде как клуб по интересам. Сейчас здесь много моих друзей. Ты познакомишься с ними потом.
Девушка взяла его за обе руки и повела за собой по кованной винтовой лестнице наверх. От ее кожи пахло полынью и гранатовой коркой, рыжеватые волосы мерцали в свете неизменно зеленых ламп. У Ричарда закружилась голова, он забыл все, что знал, и только смотрел в ее дикие древние глаза.
В спальне горели свечи и было душно, на стенах висели картины прерафаэлитов и старые гобелены, но Ричарду было не до них. Бель скинула одежду и стояла перед ним, похожая на Венеру, рожденную из болотной дымки. Ричард робко поцеловал ее бледные губы и почувствовал легкий укус. Бель мягко опрокинула его на зеленую холодную, как вода, шелковую простыню, а дальше все было как в бреду — вкус абсента на губах, ивовые ее руки и сладкие слезы. Она плакала так долго и свободно.

Ричард проснулся от яркого света луны, бьющего в глаза. Окно было открыто, сквозь него проходил туман, снаружи виднелась решетка в виде плюща. Было холодно и оглушительно тихо, тело сковывала усталость, а душу странная мертвенная тоска. Бель нигде не было. Прямо перед кроватью висела копия картины Уотерхауза...
- La Belle Dame Sans Merci1... - произнес Ричард и похолодел от страха.
Прекрасная чаровница из баллады девятнадцатого века... Как мог он не узнать ее во плоти, ту, которую всегда боялся, боялся как жизни, как смерти в болотной трясине. Ту, что обещала рыцарю любовь, но обрекла на вечное скитание «в краю холодных холмов». Неужели по его собственное вине Ричард заточен навеки в этом склепе среди мертвенного тумана и болотных трав... Он бросился к окну, но решетка оказалась крепкой. Оцепенение овладевало им, подступая к горлу, как затхлая вода. Не хотелось ни двигаться, ни бороться, ни надеяться...
Ричард закричал, схватил одежду и сбежал вниз по лестнице, режущей босые ноги. Пронесся по коридору, освещенному зловещим светом мимо комнат, в которых бледные люди сидели без движения с потухшими глазами. Он рванулся за дверь и выбежал на болота. Перед глазами все плыло, голодная жижа всасывала ноги по щиколотку, блуждающие огни заманивали Ричарда все глубже к трясине, он понимал это, но мог только бежать не разбирая дороги через обжигающий холод ясной ночи.
Внезапный порыв ледяного ветра чуть не сбил Ричарда с ног. И тут он увидел, что все болото пришло в движение. Ночные птицы, еще не уснувшие змеи, выдры и прочие жители трясины в одночасье сорвались с места и понеслись прочь. Даже низкорослые деревья тянули колючие ветви вдаль, как будто хотели избежать грядущей опасности. Туман забивался под их корни, ведьмины огни нырнули глубоко в черные озерца.
Ричард узнал в вое ветра звук рогов. Увидел как из—за звезд, где возвышались незримые холмы, грядет на землю Охота. Черные огромные псы, зеленые кудлатые собаки и худые, как стрела, белые гончие с красными ушами рассыпались по болоту, оглашая его звонким лаем. Ричард засмеялся — бледная тень на ветру. Он раскинул руки и повернулся к всадникам, которые были еще страшнее и прекраснее, чем в его снах.
- Спасите меня, - шептали его губы, - Спасите...

Хозяин кафе поправил пальто, недовольно поморщился и выскочил на улицу, чтобы повесить на дверь табличку: «31 декабря кафе «Тени и сны» зарезервировано для встречи охотничьего клуба «Черный Пес».

1«Прекрасная Дама, не знающая жалости», персонаж одноименной баллады Джона Китса.



Comments

( 4 comments — Leave a comment )
acidica69
Nov. 24th, 2012 02:29 am (UTC)
У вас получилась чудесная самайновская история, я отдала ей первое место в своем голосовании именно за кельтскую атмосферу, историю и красоту)
Парень все-таки встретил Дикую охоту, и это прекрасно, что его мечта сбылась)
varezka
Nov. 24th, 2012 10:45 am (UTC)
Спасибо большое. )
Вот да, мне казалось, что это про мечту-несмотря-ни-на-что, а, судя по отзывам, многим кажется, что это про "не влезай - убьет".
(Deleted comment)
varezka
Nov. 24th, 2012 10:39 am (UTC)
Ну, Дикая Охота безусловно забрала его душу, их собаки никого не упускают. То есть, не вопрос, он был спасен от судьбы худшей. Другое дело, что не факт, что он сам стал всадником.
А тебе как показалось?
solntseva
Nov. 27th, 2012 07:07 am (UTC)
Ну это такой романтический патерн про то, что только смерть несет освобождение. Земная душа всегда зажата обстоятельствами, прежде всего плотью,но и другими ограничениями. Смерть (Дикая Охота это явно образ Ада, падших ангелов, красоты без надежды) снимает оковы. Душа больше не зависит ни от тела, ни от социума. Дальнейшее зависит от модели потустороннего мира.
А вот как он мог ей в глаза глядеть, когда "она повела за собой по кованной винтовой лестнице"? У нее глаза на затылке? "Дикие дышащие страстью изумрудные"...
( 4 comments — Leave a comment )

Отражение

lynx
varezka
хитрость Неба, колдовство Земли

Tаgs

Powered by LiveJournal.com